Почему группа Woundead сильнее проповедей Мунтяна


0 273 75

10-летию лучшей украинской «рок-группы» посвящается.

Винтовка — это праздник

Зачем ходить на концерты? Если задаться этим вопросом среди своих друзей, ответы будут в среднем такие: чтобы угарнуть, кайфонуть, посмотреть на любимого исполнителя вживую и так далее. Одним словом, получить заряд определенных эмоций. Этому «пользовательскому запросу» один крупный украинский билетный оператор даже посвятил целый ребрендинг — и стал «платформой хорошего настроения». Они открыто продают нам эмоции и настроение, мы даже не думаем сопротивляться, потому что это кажется взаимовыгодной сделкой.

Концерт — это праздник. Здесь вспоминаются слова Егора Летова: «то, ради чего люди употребляют ЛСД, идут на смерть, прыгают с парашютом, почему идут в наемные солдаты, в экстремальные точки едут и так далее — ради определенного праздника. Ради Праздника с большой буквы. Экстремального, экзистенциального, мистического праздника. Потому что если праздника нет, то эта жизнь нахуй не нужна». Естественно, Игорь Федорович не имел в виду под праздником возможность сходить на концерт Twenty One Pilots и наделать десяток какафонических сториз в инстаграме. Другое дело, что вариантов иного Праздника, в общем-то, и не осталось.

Концерт, календарный выходный, какой-нибудь другой повод подвергнуться (алкогольным) возлияниям, ощутить эйфорию и хоть немножко «потерять контроль», «спустить пар». Отвлечься от гнетущего режима капиталистического реализма, выраженного в формуле work-home-pub-club-sleep.

А что происходит, когда этот суррогатный праздник заканчивается? Мы возвращаемся в условный «колл-центр». На работу или «по другую сторону», в качестве «пользователей услуг».

Late Night Calls

Если очень упростить, мы всё больше делим наше существование между двух реальностей — «идеалистической», той, где услуги предоставляются без задержки, и совершенно иной реальностью, представляющей собой безумный кафкианский лабиринт колл-центров. Мир без памяти, в котором причина и следствие соединяются таинственными невообразимыми путями. Где чудом кажется уже то, что вообще что-то происходит, где вы теряете всякую надежду на возвращение на другую сторону, где все, кажется, работает гладко и без проблем.

Что внутри «колл-центров»? Скука и фрустрация, повторение одних и тех же нудных подробностей плохо обученными и ничего не знающими сотрудниками. Зарождающийся гнев, который вынужден остаться бессильным, поскольку не может найти законной цели, ведь, как быстро выясняется, нет того, кто знает, и нет того, кто мог бы что-то сделать, даже если он и может. Злость служит лишь для того, чтобы, как и в случае с мнимым «праздником», спустить пар. Это агрессия в пустоте, направленная на того, кто такая же жертва системы, хотя чувство общности тут и не возникает. А раз у злости нет объекта, на который ее можно было бы излить, нет у нее и последствий. В этом ощущении системы, которая безответна, безлична, децентрирована, абстрактна и фрагментарна, мы максимально приближаемся к искусственной глупости капиталистического реализма.

Есть ли из этого выход? И был ли он когда-то?

«Тот, кто был ближе к свету, тот остался свят»

В украинской (киевской) музыкальной жизни 10 лет назад, на осколках локально известных групп Humble Opinion, Undercurrents и Riot on the Radio, образовалась группа Woundead. То, что они делали и собой представляли, сильно выходило за рамки тесного и сплоченного хардкор-коммьюнити — это подтвердит каждый, кто был на их концертах.

Обычно на живых выступлениях музыканты стараются перевоплощаться в артистов и «делать шоу», кто во что горазд. Между песнями при этом они вдруг переключаются, чтобы показать себя «обычными людьми». Рассказать какую-нибудь несущественную глупость для поддержания настроения толпы. Или просто рассыпаться в сантиментах и благодарностях. Такой заранее оговоренный сценарий, негласный договор. Как пела группа Кирпичи: «их задача сделать из тебя дегенерата, мы не виноваты, мы нормальные ребята».

А на концерт Woundead можно было прийти — и наткнуться на настоящую проповедь:

«Следующая песня называется «По образу и подобию». Это песня о вере. Если у вас есть вера во что-то, не давайте никому превратить ее в какую-то сувенирную продукцию. Если у вас есть вера, значит, она свята, потому что кто светел, тот и свят. И если ваша вера вас греет, не давайте никому снимать с нее 3%, 10%, сколько бы там ни было процентов».

Да и в целом те несколько композиций Woundead, которые «уцелели» и дошли до нас в виде одноименного EP 2011-го года, — это что-то гораздо большее, чем «релиз», сборник треков. Эти песни (если вчитаться в тексты, пропустить все через себя) — моральный компас для тех, кто все еще не отчаялся и не прекратил борьбу, не перестал сопротивляться. Удивительный случай, когда слова и музыка вместе преодолевают «земное притяжение», чтобы обрести практически религиозную силу.

Вместо хэппи-энда

Группа Woundead давно распалась. Они изредка дают концерты — скорее, вопреки обстоятельствам. Фронтмен основал другую отличную группу Maloi, которая в определенной степени продолжает смысловую линию Woundead, но уже лишена резкости высказываний. Необходимый тому времени максимализм и прямота сменились зрелыми сомнениями. Но это все не так важно, ведь песни (и их религиозное измерение) остались, они сделаны из прочной материи, которая противостоит эрозии «времени» и энтропии. Woundead — это трансцендентальный опыт: однажды его испытав, уже ни прибавить, ни отнять.

Долгую темную ночь конца истории, в которой мы сейчас пребываем, надо понять как удивительный шанс. Сама гнетущая навязчивость капиталистического реализма означает, что даже проблески «альтернативных» возможностей могут произвести неожиданно сильное воздействие.

Даже ничтожное событие способно проделать дыру в серой ширме реакции, которой отмечены горизонты возможного при капиталистическом реализме. В ситуации, в которой ничего не может произойти, внезапно снова возможным становится все, что угодно. История помнит, например, концепцию «подавляющего меньшинства», а вода и вовсе камень точит, как мы все знаем.

Ну а пока что мы должны продолжать сражаться каждый день без кулаков одним лишь словом против сотен твердых лбов.

И помнить, что:

«Ничто не забыто, никто не забыт / Их имена красными буквами вбиты в нашей памяти твердый гранит…»

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.