18 украинских альбомов, которым в 2019-м исполняется 20 лет


0 1103 351

Сегодня с высоты прожитых лет кажется, что украинская музыка 90-ых — несколько рок-групп и гениальные фрики из хит-парада «Территории А». И, в общем-то, все. Но это ошибочное суждение. Было бы неправильно низводить все только к этому.

Одна из главных задач ПОТОПа — это восстановление исторической памяти и заполнение пробелов слушательского опыта. Именно поэтому мы зарылись с головой в сотни кассет, выпущенных в Украине в 1999-м году, и выбрали оттуда 18 релизов, которые дают хорошее представление о тогдашнем музыкальном ландшафте.

МЕЙНСТРИМ

Скрябін — Хробак

Поворотный альбом в дискографии группы. Спокойный и уверенный итог проделанной в 90-ых работы и «сумеречных поисков». Очень грустно и смешно, когда Скрябін называют «последователями Depeche Mode» и употребляют термин «синти-поп». Всем, кто так говорит и думает, стоит повнимательнее вслушаться в «Хробак». Это никакая не депешмодовщина, а ювелирная, полная нюансов «электронная» работа — что-то вроде прощального слова перед тем, как сменить акценты. Для стиля Скрябіна в принципе нет слов и спецтерминов. «Хробак» — это результат гармонии, поразительного взаимопонимания музыкантов, точно знающих, как подчеркнуть очень тонкую и глубоко личную лирику Кузьмы.

The Вйо — Вироби з пластмаси

Настоятельно рекомендуем этот альбом тем, для кого Мирослав Кувалдин — «это человек из телевизора» (лидер «Министерства премьер», выходившего в 2000-х на канале М1). «Вироби з пластмаси» — редкий образчик настоящего (аутентичного) украинского прочтения рэгги-вайбз, которые, конечно, не имеют национальных признаков и каких-либо границ. На этой кассете (и на концертах The Вйо, где тусил легендарный Дмитрий Гайдук) было столько доброты, света и надежды, что история всего нашего государства вполне могла бы сложиться по-другому, если бы «это» звучало в режиме максимальной ротации. К сожалению, судьба-злодейка распорядилась по-другому, но этот релиз все равно нельзя забывать.

Віктор Павлік — Афіни — Київ — Istanbul

Главным (и единственным) хитом отсюда стала нетленка Павлика «Шикидым». Но мы все же советуем послушать этот альбом целиком. Его Павлик посвятил исследованиям глубоко меланхоличной природы украинской души. Лирический герой Виктора всегда тоскует, даже если любит, а далекие странствия (например, куда-нибудь в США) — это повод предаться идеалистическим размышлениям. Всю пластинку трудно выдержать, но это только с непривычки. Она буквально пропитана наивным идеализмом и, опять-таки, щемящей сердце надеждой. И очень хорошо зайдет тем, кто готов выпрыгнуть из своего уютного фейсбучного информационного пузыря навстречу миру вокруг. И узнать, о чем же душа болит у соотечественников.

Лілія Білоус — Теплий дощ

Чтоб вы понимали: «Территория А» — это не только хит-парад клипчиков. Это была довольно мощная медийная инфраструктура, которая занималась проведением собственных фестивалей, кооперацией с коммерческими брендами, поиском молодых талантов и их последующим «выпуском». Кроме этого, у «Территории…» было и собственное медиа — газета «Музичний тиждень», которая потом превратилась в настоящий журнал с постерами, а позже — с бонусами в виде CD-дисков. «Теплий дощ» — один из таких ныне утерянных «бонусов» «Музичного тижня», актуальный нестыдный поп на украинском языке.

Мотор’ролла — Тиск

Для тех, кто не хотел довольствоваться одними лишь заграничными лимпбизкитами и слипнотами, были Мотор’ролла. Они тогда по новой моде тоже взяли в свою команду диджея, разогрели выступление Metallica/Monster Magnet, а в своих текстах не изливали на слушателя какую-то абстрактную патоку про «ощущения». «Тиск» — нескучный «альтернативный рок-н-ролл» с легким экзистенциальным оттенком (есть даже песни про героин и про паранойю!). В общем, нормальная такая ответка «духу времени».

Made in Ukraine — Баунті

Помните такую группу Ace of Base? Итс э бьютифул лайф, евродэнс, красивые глянцевые люди в клипе и все такое, а слушаешь — и эта беспощадно гуттаперчевая музыка вызывает какие-то апокалиптические ощущения. Нечто подобное происходит, когда слушаешь первый альбом Made in Ukraine. Это была попытка подружить минорную украинскую традиционность с «современностью»; как обычно, получилось что-то третье. Но zeitgeist, опять же.

Таисия Повалий — Сладкий Грех

Давайте начистоту: как бы мы ни относились к Повалий, песни со «Сладкого греха» были слишком сложными для масс. Буквально парочка шлягеров, но в остальном — альбом не самый непростой для понимания (хотя бы в плане текстов). Это все не помешало ей получить звание «народной артистки Украины» со всеми вытекающими обстоятельствами (вроде коммерческого успеха). Послушайте, если думаете, что «серые массы» не понимают вашего творчества и так далее.

Наталья Могилевская — Только Я

Наталья на своем втором альбоме решила отойти от амплуа «исполнительницы чужих песен». «Нашлась» со своим человеком: аранжировщиком и саундпродюсером Николаем Павловым, который очень сильно поверил в нее как в личность и прочил Могилевской славу украинской Пугачевой. Принялась сама сочинять тексты песен. В итоге «Только я» разошелся колоссальным тиражом. На тот момент этот альбом был чем-то вроде облегченной версии группы «Гости из будущего»: легкие, сдержанные аранжировки, очень простые и доступные мелодии (без оголтелого евродэнса и оверпродакшена) и народная лирика на тему «ты и я», но без какой-либо пошлости. Эти песни, можно сказать, сразу были нацелены на самую широкую аудиторию, но при этом берегли ухо потенциального слушателя.

Брати Гадюкіни — Щасливої дороги

Прощаться всегда трудно, особенно с самым любимым и сокровенным. Но иногда прощание необходимо для того, чтобы полностью открыться новому опыту. «Щасливої дороги» — финальная точка творческого пути Братів Гадюкіних, о которых уже так много всего сказали, что мы не будем множить сущности. 

Піккардійська Терція — Я Придумаю Світ

В современной украинской музыке мы наблюдаем популярную тенденцию под названием «этнокод на экспорт». Піккардійська Терція — это такой kind reminder, как с этим самым «этнокодом» можно/нужно работать так, чтобы не повторяться. Фолктроника — здорово, но участники этой формации уже больше 25 лет покоряют своих слушателей своими чистыми вокальными экспериментами, не потакая при этом изменчивой моде.

АНДЕГРАУНД

Blemish — Vatacushi-va: Vanishment and Reappearance

В те редкие моменты, когда кто-то из отечественных журналистов решает копнуть тему «киевской независимой музыки 80-х — 90-х», обычно вспоминаются следующие коллективы: ФОА ХОКА, Цукор Біла Смерть, Коллежский Асессор, Ельза, Раббота Хо, Іванов Даун, etc. Но мало кто старается проследить их внутреннюю тесную взаимосвязь. Цукор Біла Смерть — один из первых украинских gothic-проектов, в котором было задействовано множество талантливых людей, даже в условиях культурной изоляции сохранивших вкус и творческую свободу. Когда история этой группы подошла к концу, практически все участники ушли в собственные проекты.

Одной из таких «побочных» групп оказалась Blemish, которую придумал Виктор Пушкар (один из основоположников «готического саунда» в Украине). Помогала ему с этим легендарная Светлана Охрименко (она же — Светлана Няньо), которая и вовсе была такой себе феей всего gothic/dark folk/acoustic направления (и магические метафоры здесь не просто для красоты). Но любые попытки охарактеризовать музыку этого грандиозного подпольного движения привычными нам терминами заранее обречены на провал. Дело в том, что здесь, скорее, следует оценивать общие творческие принципы и подход к делу, «фирменность» музыкального материала. Светлана пела на потустороннем, возвышенно-алхимическом уровне, а сам «звук» и ощущения несли в себе отпечаток мягкой, продуманной и спокойной эстетики — это заметно как по основной группе Цукор Біла Смерть, так и по всей дискографии, к которой прикоснулась исполнительница. Это музыка, которой удалось невозможное: нащупать и отразить мифическую грань двух миров, сохраняя при этом «верность к корням» и не скатываясь в прямолинейную пошлость и заимствования зарубежных команд.

Проблема заключается в том, что подобная музыка не интересовала украинских издателей, поэтому релизы всей этой уникальной сцены в основном выпускались польским лейблом Koka Records. Ситуацию могли бы исправить официальные переиздания, но пока что, например, Blemish практически невозможно найти в интернете. Поэтому вам придется поверить нам на слово.

И еще. В 2003-м году Дэвид Сильвиан, лицо английского нью-вейва 80-ых, великий экспериментатор и производитель «вечной музыки с грустно-задумчивой подоплекой», назвал свой сольник «Blemish». Вряд ли в честь коллектива, просто забавное совпадение.

Харьковрапасити 2

Всем вопрошающим «а где же украинский рэпчик» рекомендуем копать к истокам. В конце 90-ых — начале нулевых вокруг этого жанра кипела полноценная жизнь: свои фестивали, тусовки, клубы, медиа, премии и даже целая «Украинская Хип-Хоп Ассоциация», под эгидой которой и был выпущен этот культовый сборник. Конец 90-ых в отечественном рэпе — это не только «Зроби менi хiп-хоп» ТНМК. Это еще и Зеленые Каштаны (Киев), тот самый «харьковрапасити» во всей красе (Black Tribe, Убитые Рэпом, Туман aka Миша Крупин), Без Имени (Горловка) и много других интересных чувачков.

Old Monk’s Saga — Трилогия Познания и Абсолютного Разума Древних Глубин

Чем еще были богаты украинские 90-ые, так это абсолютно оторванным от тогдашней реальности эмбиентом и «тяжелой музыкой». О последнем поговорим отдельно, а пока что стоит отметить уникальнейший релиз Old Monk’s Saga. Эта группа принадлежала к житомирской формации Ukrainian Dark Syndicate. «Трилогия Познания и Абсолютного Разума Древних Глубин» — первый релиз этого объединения, ритуальный дарк-эмбиент, в котором при этом отсутствует предельная «замогильность». Сами участники характеризовали свое творение как «romantic music of deep space». То есть эта музыка не про экзистенциальный крах и упадничество, в ней действительно присутствует стремление к чему-то высшему, а исследуется не окружающий нас мрак, но, скорее, бескрайние просторы человеческой души. Это нужно слушать и гордиться тем, что в Украине умели писать такой эмбиент, который был бы абсолютно «вне» любого контекста.

Suphina’s Little Beasts — Розмова про Колiр Жасмiна (EP)

Звірята Суфіни — студийный электронный проект, составленный из участников этно-готической группы YARN (Леонид Белей + Александр Юрченко). Их единственный полноформатный альбом вышел в 2002-м году на лейбле Quasi Pop, но до этого в 1999-м появился еще маленький EP, на котором поет Дмитрий Куровский (Фоа-Хока). «Розмова про Колiр Жасмiна» — интересная демонстрация возможностей на тему того, как можно попробовать «подружить» тягу к средневековой готике с электронным звуком, действуя при этом в режиме чистого эксперимента. При этом Звірята Суфіни — это все еще отголоски той мощной волны, о которой мы писали чуть выше, в абзаце про Blemish. Алмазы и настоящие сокровища у нас все это время остаются перед носом: просто ищите и требуйте невозможного, берите пример.

Unerase — Новая реальность

Знаете, в чем была тогдашняя «новая реальность»? В тесном коммьюнити. Не было такого: мы — журналисты, а вот вы — музыканты, а они вообще металисты и неформат. Группа Unerase — хорошее тому доказательство. Ребята собрались, начали валить прогрессив-хэви-метал, но, естественно, столкнулись со стеной непонимания со стороны, так сказать, отечественного музыкального истеблишмента. Поэтому они решили взять ситуацию в свои руки: познакомились с программным директором «Радио-Рокс Украина», придумали программу «План Маршалла», направленную на поддержку молодых адептов тяжелой и «неформатной» рок-музыки. Упорным трудом вывели саму радиостанцию в топы, а заодно получили отличную площадку для того, чтобы популяризировать собственное творчество. Вот как надо работать!

Онейроид — Частини тіла

Альтернативные рокеры из Полтавы, которые пришли в музыку из медицины (возможно, это повод покаламбурить над названием альбома). Поразительно то, что они существуют до сих пор, несмотря на 25-летний стаж (и, например, на то, что в Украине больше востребовано умеренное мессианство Святослава Вакарчука). Онейроид — история про то, как все время оставаться «вне» какого-нибудь движа, но не предавать себя (и не ныть о невостребованности).

Kotra — Лемент

Сегодняшним любителям красивых выдумок про Афекса Твина на розовом танке и его ремиксов для Мадонны, ценителям Oval, Autechre и прочего «умняка» настоятельно рекомендуем откатиться в наше прошлое и послушать Kotra. Дмитрий Федоренко уже тогда, в конце 90-ых, обратился к так называемому «пост-индустриальному» миру и проводил такие эксперименты, по сравнению с которыми трилогия гуманизма Вольфганга Фойгта (GAS) или попытки Маркуса Поппа уйти от славы Oval в медитативную электронику — детский лепет. Kotra — даже в рамках первого релиза, которым стала кассета «Лемент» на Moon records — проект, который не имеет ничего общего с контекстом и ассоциациями реальной жизни. Благодаря агрессивным метаморфозам звука перед слушателем выстраивается совершенно новый, отдельный мир, пульсирование чистых психических ощущений. И слушать такую музыку нужно, разумеется, не на фончике на компьютерных колонках, а на предельной громкости. Тот случай, когда музыка очень требовательная, но она при этом вознаграждает и воздействует.

Te Deum — Бездна

Образцовый doom/death metal из Киева с текстами о смысле бытия, которые, естественно, тонут в сочном гроулинге. Альбом, может быть, и не стал каким-то откровением, но жанровые правила таковы, что это и не нужно. Рекомендуем зацепить себе в плееры всем любителям таскать мерч с группами вроде Amorphis — они точно прозреют, когда поймут, что такой стилек делали «у нас» и делали достаточно пристойно.

 

PS. Вывод, который можно извлечь из этой статьи: даже фактически при полном отсутствии так называемого «шоу-бизнеса» или «индустрии» музыка/сцена активно развивалась и не испытывала недостатка в свежих идеях. Украинский 1999-ый год в музыке — это не только мейнстримные певицы из телевизора. В 1999-м у нас было все: инди-рок, эмбиент, джаз, панк-рок, хип-хоп. Было очень много экстремально тяжелой музыки: многие любопытные метал-релизы 1999-го года не вошли в текст (но мы еще обязательно вернемся к этой теме). Инициативность, непрекращающийся творческий поиск, тесные связи, отсутствие страха и компромиссов, каких-либо оправданий — можно даже сказать, что 20 лет назад движ был гораздо более плотным и активным, чем сейчас, когда у нас по сути есть «всё».

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.