Почему The Prodigy — одна из лучших групп 90-ых


0 92 25

Я пришел в офис до начала рабочего дня и как всегда предварительно прокрастинировал. Где-то между бессмысленным скроллингом ленты и пролистыванием полезных статей мне и попался на глаза пост о канале на ютубе, где парень показывает оригиналы песен, с которых электронные музыканты нарезают сэмплы и создают новые треки.

Линк вел на видео о хитах Моби, после просмотра я остался на канале, листал загруженные видеозаписи, пока мне не попались на глаза две части посвященные The Prodigy. Их там больше, но я решил посмотреть пока только эти две, потому что уже и работать пора. Досмотрев понял, что сделал уже больше сотни текстов, но еще не уважил своих любимых электронщиков.

Решил, что нужно в скором времени написать, почему так люблю The Prodigy и почему они суперкласс. Кто бы мог подумать, что где-то в это же время сердце Кита Флинта перестало биться в его прекрасном доме эпохи Тюдоров, которое он восстановил из руин. У него с другими участниками группы получалось из разрозненных камней-сэмплов строить культовые сооружения. Только в них хочется не молиться, а устраивать рейв. И показывать всем язык, как сделал Кит, когда мы впервые увиделись. Хотя, как это вообще возможно – взрослые же не кривляются, как мы, не показывают язык, они ходят смирно на работу и переживают о том, «что я буду есть». Это только львиная доля мифов, которые разрушили эти парни под предводительством Лиама Хоулетта.

Но так как истории о кассете «с крабом», которую я нашел в отцовской машине, когда еще ходил в детсад или мою первую реакцию на Breathe читать неинтересно, мы в редакции решили разобраться почему же The Prodigy — одна из лучших групп 90-ых.

Они наваливали бас

Основатель группы Лиам Хоулетт заставил вибрации на низких частотах проникать в наше тело, накручивая их побольше, но чтобы это не превратилось в наваленный гул-пердеж, от которого бы рвались бумажные динамики колонок, подключенных к «Маяку» отца или старшего брата. Это был именно тот проникновенный православный бас, порождавший экстатические мурашки по телу.

Еще до знаменитых «тест_сабвуфера_megabass_60hrz.mp3» и тому подобных производных гула с пиликающим синтезатором, «Diesel power» стал настоящим тестом для колонок любой прочности. А если на школьной дискотеке вы не подходили к колонкам, чтобы вашу диафрагму прошивал поток плотного баса, то сложно вам объяснить, как электронная музыка захватывает в свой плен и ты начинаешь ей подчиняться.

Если Стивен Кинг мастер книжного саспенса, то чувство, когда ждешь врыв на «Smack My Bitch Up» нельзя описать никак иначе, кроме как фразой «вожделеющее напряжение». Ты уже знаешь, сколько тактов остается до той самой бочки, которая отбойным молотком выбивает из тебя дурь и делает чистым ангелом бигбита. Разве что на «Out of Space» школьные колонки не выдерживали напора, заливая актовый зал таким добротным басом, что приходилось делать тише. Но мы и без этого отлично подпевали, не зная английского: ам гонт сэнди ту отоф спейс.

Музыка менялась от альбома к альбому, музыканты старели, но вайб никуда не девался. Конечно, «The Fat of the Land» остается столпом в дискографии, а другие альбомы уже занимают последующие места в иерархии. Потому что тот релиз «с крабом» не стареет. Удивительным образом он играет на все тех же струнах души, что и 20 лет назад — и в этом магия группы.

Признаться честно, предпоследний альбом для меня был неким сигналом, что группа будет заниматься другой музыкой. Музыкой, которую я не узнаю с первых 2 секунд, даже если слышу песню впервые. Но альбом «No Tourists» вернул все на место: тот же дикий звук, та же куча басов, которые пробирают до костного мозга и немыслимые мелодии.

Показали, что ты можешь быть кем захочешь

Пока на ТВ рассказывали, что эпатаж – это Филипп Киркоров и Шура, я впервые удивился, как человек выглядит невообразимо, но ему за это не стыдно, а наоборот – ему это нравится, он кайфует. Да, это был клип на «Breathe». И Кит Флинт впервые во мне зарыл зерно сомнения: а что, если не быть похожим на остальных и пытаться выделиться настолько, насколько хочешь, а не насколько можно, не переходя грань «ну это окружающие не поймут, такое не могу сделать». Возможно, это единственное правило, которым я руководствовался в жизни в дальнейшем.

Наряду с другой группой, чья кассета у меня была (индастриальщики из Rammstein), эти британцы и немцы показывали, что ты можешь делать, что угодно, если тебе так хочется (да, у небогатого парня в деревне было только 2 кассеты). Поливать фанов водой со сцены или сделать пирсинг в любом неподходящем месте. У немцев я видел творчество больше как провокацию, культурный акт, который направлен на социум: Тиль Линдеманн делал это намеренно, чтобы заценить фидбек, поухмыляться с тех, для кого их выходки оказались чем-то «чересчур».

А вот британцы просто отрывались, тусовались по кайфу, не боясь общественного осуждения. Это уже в более старшем возрасте я понял, что на Западе все такие простые, никому нет дела. А тогда мне в 2005-ом году на сельской дискотеке охранник сказал, что сломает позвоночник, если я продолжу так низко носить штаны. Понятно, что ни одна дискотека не обходилась без «Voodoo People» или «No Good».

И вот мы уже взрослые, образованные и теперь по достоинству можем оценить их вклад в нашу толерантность и открытость миру и всему новому. Сейчас мы можем делать все, что захотим, прямо как эти парни два десятка лет назад.

Клипы – это не просто кадры, где артист красиво открывает рот

Так мы плавно и подошли к видеоработам группы, которые нельзя было спутать с кем-то еще. Честно признаться, в детстве я боялся несколько клипов группы. Те же «Breathe» или «Poison» пугали мрачностью, но их хотелось смотреть снова и снова. А вот всякие «Girls» или «Out of Space» поражали сумасшедшим монтажом, яркими цветами и нелинейностью. Непонятно было, как они все это создавали. Это казалось какой-то параллельной вселенной, пока Лепс плакал у машины о Натали, а группа «Браво» убегала от бандитов на дрезине, когда весенний день врывался в это небо (клип, кстати, классный).

Позже, когда у меня появилась веб-камера и я пытался снимать каверы на Limp Bizkit или Papa Roach, мою голову не покидала мысль, как им удалось снять финал клипа «Smack My Bitch Up», где девушка смотрит в зеркало, но камеры не видно. А ведь в этой работе можно было посмотреть на женскую грудь, что в паре с нецензурированной версией «Superman» Эминема делало диск с этими двумя клипами самой желанной CD-R’кой в школе. К сожалению, «Smack My Bitch Up» не найти в той версии и хорошем качестве на ютубе, но в сердечке та видеоработа останется навсегда.

Яркие образы Флинта, некая флегматичность Хоулетта и экзотика Торнхилла отлично сливались с монохромными декорациями, которые каждую секунду мерцали цветами радуги. А мы, танцуя, убирали в комнате под MTV.

А последний клип, который показал как будет звучать седьмой альбом, — это просто кинематографический космос. В работе нет ничего новаторского, как раньше (кажется, его снимали по тем же лекалам, что и лучшие работы группы 90-х). Но это кажется таким родным, как анекдот дяди, который ты слышал лет 14 назад во время последней встречи с родственником. Теперь вы снова увиделись и вновь слышите ту же историю – это кайф.

Рассказали, что такое рейв

Старшаки уже обсуждали «На игле» и с надменным видом говорили, что вот там дискотеки, с наркотиками и в больших залах, «не то что у нас». Я не понимал о чем они и мог обсуждать разве что комедию «Пес Барбос и необычайный кросс». И только повзрослев, узнал, что это рейв – это не жанр танцевальной музыки. А целая культура и мир.

Нет, в наших танцевальных традициях есть что-то романтическое и близкое по духу, а трушные сельские свадьбы до сих пор остаются местом животного врыва, но желание оторваться на английском рейве 90-х больше никогда не покидало.  The Prodigy как никто другие объяснили, почему в Англии круто. Странно, что королева Елизавета II еще не сделали уважаемых музыкантов сэрами.

Тем более, что для Украины теперь слово «рейв» не чуждо, пусть и спустя несколько десятков лет, но вечеринки от этого не становятся хуже. Это не копирка британских врывов и очень хотелось, чтобы однажды Лиам с бандой заценили то, как теперь отрываемся мы. Но уже без Кита(((

Объяснили, что музыка – это не только где гитары, пианино и скрипки

Когда у тебя одноклассник назван в честь Вадима Козаченко, а дома целая дискография Жанны Бичевской, то удивительно было признавать, что есть люди, которые создают музыку только с помощью компьютеров, проводов и синтезаторов. А когда уже очутился в интернете и узнал значение слова «сэмпл» и сэмплирования вообще в творчестве The Prodigy, то становится невообразимо, как должен работать мозг, чтобы вместо прослушивания музыки этот орган отбирал песни с пометкой «с этого можно нарезать вот эти 2 секунды».

Также ты скрываешь восхищение, когда видишь, что Флинт и Торнхилл только прыгают по сцене, а за музыку отдувается один Лиам. Крутится там как белка в колесе между этих проводов — и у него одного больше синтезаторов, чем у Алексея Потехина, Юрия Усачева и того парня, который играл в группе Plazma. Оказывается, на компьютере можно не только управлять пиксельными кубами в форме машин во втором нидфорспиде, но и создать какой-то «Firestarter».

Были настоящей музыкой протеста

Их музыка не была похожа на то, что витало вокруг, что лежало на поверхности и звучало со всех приемников. Нет, конечно, теплый вечер в Соренто Глызина тоже мне очень нравился. Но когда ты слышал «Mindfields» где-то, то как будто переносился в какую-то «Матрицу» или бондиану, казалось, что мир становится черно-зеленым на время прослушивания этой музыки.

Песни группы нагло врывались в наши уши и что самое ценное – не нравились родителям и более старшим родственникам. Проблема отцов и детей имеет множество саундтреков и одной из его частей является творчество британских электронщиков. Я помню, как кто-то из старших не разрешал смотреть тот же «Breathe», даже если это уже был мой диск на dvd-плеере.

Тем больше странным является происхождение кассеты найденной в старой отцовской «копейке» – не иначе, как происками английских шпионов, которые хотели завоевать умы молодого украинца, это не назовешь. И именно эта кассета дала понять, что не всегда людям будет нравиться твой вкус, даже если речь идет о родителях. Вот он протест, который ты искал, с этой музыкой ты можешь быть собой и бороться за нее. Ведь как невозможно не любить эти синтезаторы поверх плотного грува.

Со временем и наши родители стали толерантней к тому, что слушает другое поколение да и вызовы молодых артистов стали жестче. Если тогда старшее поколение не понимало, как можно слушать вот этот скрежет и гупание без мелодии, то теперь не все осознают, как можно наслаждаться рефреном хита рэпера Face о сексе с твоей девушкой.

Забили на то, как их будут воспринимать

Эта музыка казалось каким-то андеграундом до того, как мы узнали слово «андеграунд». Трудно было себе представить, как подобных артистов анонсировали бы ведущие премии «Песня года» или в каких образах они бы пели в «Старых песнях о главном». Их отвязность, наплевательство в музыке буквально гипнотизировали. А журналисты того времени искали 120 синонимов к слову «бунтари», чтобы описать стиль и образ участников коллектива.

Как уверяли нас СМИ, которые могли чудесным образом залететь в мою деревню (речь идет о не самых свежих, но и не старых журналах типа Cool и всяких «Спид-Инфо»): эти парни собирают самые большие площадки в мире, но им абсолютно наплевать, как к ним относятся, такие себе обеспеченные взрослые хулиганы. Но как? Как это вообще? Как это все равно, что о тебе подумают? Как это все равно на стабильную жизнь и постоянную работу? На изломе 90-х такой авантюризм пугал, ведь и так работы не было, а тут взрослые парни говорили, что хотели, не боялись потерять, что имеют и говорили вещи, не пытаясь найти одобрения!

Это был такой рок-н-ролл, который не совсем был понятен нам, но интересно, чем все закончится. Действительно ли можно делать, что вздумается, не пытаться всем понравиться, а просто кайфовать, даже если это как бы запрещено моралью. Оказалось да, можно. Спасибо им за это осознание.

Показали, почему лайвы – это круто

Музыка The Prodigy не совсем подходит для домашнего прослушивания в наушниках. То есть, можно, конечно, поотрываться в кресле или даже на кровати. Но чем больше колонки и зал, от стен которого отбивается звук, тем сильнее эта музыка меняет сознание. Даже в сравнении с домашним кинотеатром или колонками школьной дискотеки музыка раскрывалась по-разному, что уж говорить о живых концертах группы.

Фулл-отчеты концертов поднимали уровень выступления для музыкантов на какую-то невероятную высоту. Ты смотришь на этих вспотевших мужчин за 40, которые скачут, кричат в микрофон и отрываются, как подростки – и понимаешь, что эта музыка действует магическим образом не только на тебя.

Этот пункт мне писать сложнее всего, ведь сложно подобрать что-то мягче, чем «мразь» или «тварь» для характеристики самого себя. Все это из-за киевского концерта The Prodigy в рамках киевского фестиваля Atlas Weekend-2017. Когда твоя любимая группа приезжает с выступлением, да и еще и в 20-ю годовщину любимого альбома, то пропустить такое может только отъявленный негодяй. Именно так я и поступил в этот вечер, когда Кит Флинт в последний раз посетил Украину: ставил новости на сайт, грустил, что из-за работы не попал на концерт, да и не заработал на билет на это выступление, так что к черту такую работу вообще.

В общем, не откладывайте посещение любимых групп, ведь это невосполнимая утрата и тяжелейший удар под дых. К моему величайшему сожалению, этот удар мне нанес Кит Флинт. Вернее, я сам, а он лишь показал мою глупость и необоснованную самоуверенность.

Стали электронным голосом поколения

The Prodigy – это знак качества. Это панацея, если тебе нужно раскачать толпу. Это, казалось бы, простые мелодии и гармонии, но они каким-то образом меняют твое настроение, биохимические связи в организме таким образом, что ты, подобно Сплиту в исполнении Макэвоя, становишься другим человеком.

Эта музыка заряжает чем-то большим, нежели просто энергией. Она заряжает жизнью. Она тебе говорит, что ты, мать его, еще живой, можешь двигаться, жить, дышать и самое главное – получать удовольствие. И какая же судьба все-таки паскудница, ведь такой жизнеутверждающий, жизнекайфующий текст я наконец написал из-за смерти близкого, старшего друга. Друга, с которым я так никогда и не увиделся, но он сказал именно мне: «Жень, не бойся быть тем, кем хочешь и как хочешь. Делай, что хочешь, жизнь одна, а ты – неповторимый». И показал язык…

Тэги:

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.