Хороший трип под новый альбом Gamardah Fungus | ПОТОП #7


0 1 0

Помню, сел в метро и надо было сойти на станции метро «Васильковская». Я вообще рассеянный, а тут включил новый альбом Gamardah Fungus «Crossing the Wasteland» и погрузился в какой-то полусон. Проехал. Очнулся. Решил сойти, но удивило название станции: «Восьмая Индийская». Нет такой станции, хоть убей. Пока я в растерянности моргал, ко мне подошел старик и, шамкая беззубым ртом, промолвил (или скорее прошептал куда-то прямо в подсознание): «Ты что, аль заснул? Здесь же сухари по дешевке дают. И не червивые».

Смотрю, соседка моя по лестничной клетке тоже здесь, скривила рот в презрительной гримасе. «Глянь, а он мешок-то позабыл. В карманы что ль сухари будешь набивать? Эх ты, рохля!» «Оставь его, Тимофевна. Заучился, совсем чокнутый стал. И ты тоже хороша. Нам же на станцию «Предсахарную», там сгущенку дают», — засуетилась незнакомая мне деловая тетка в черном платке. Я совершенно обалдел. Откуда такие названия на стекле вагона? «Робеспьер», «Маршал Забубенный», «Гвозди в сметане». Может, новая ветка? Чушь. Они бы либо старые оставили, либо какую-нибудь «Космическую» придумали.

«Извините, Вера Викторовна, — вежливо обратился к соседке господин в дорогом черном пальто с белым шарфом, как в «Джентльмен-Шоу», — а тот песок можно в чай класть?». «Да вы что, Ниагар Ниагарыч, нового сахарного песка не пробовали? Во-первых, бесплатно, по акции! Во-вторых, вкус, что твой мед с пасеки! У вас только один мешок? Фирменный? Ну давайте я по знакомству вам еще один выдам. Это ты, Григорьевна, верно про сахар напомнила. Без сухарей переживем. Чай уже сами в сухари превращаемся. Скоро будем себя подгрызать».

Поезд подходил к загадочной станции «Предсахарная». Давка началась несусветная. Я перестал ориентироваться в этой реальности и просто наблюдал за происходящим. Соседка подхватила меня и Ниагар Ниагарыча и потащила в какой-то коридор. Вроде так быстрее. Хотя откуда у нее силы? Но ее прикосновения были дюжими, даже резкими, как нежная хватка алчного мента, поймавшего тебя с поличным.

Около станции толпились перекупщики и бородатые суровые мужики с мешками: «Бери, прям по мешку отдаем! Не сахарок — золото». Чуть далее стояли большие универмаги с дикими очередями — тоже, видать, за песком. Песок был крупный, зернистый, с желтоватым отливом. За магазинами простиралась необъятная желтая пустыня точно с таким же песком, судя по всему. Людей там не было — кто-то один побежал и тут же провалился. Изредка прямо из песка вырастали вагоны метро и тут же уходили обратно в песок. «Это почему так делается-то?», — спросил я Марью Тимофеевну. «Ш…ш…ш…», — зашипела она. — Это секрет, по вашему государственная тайна. Ее только Ниагар Ниагарыч знает, да может еще один человек».

Конечная остановка, станция «Пустыня Тар». Некоторые вагоны были близко, остальные маячили на горизонте. Солнце обжигало нещадно, мешки нагружались безостановочно, люди, мокрые от пота, но довольные, выкрикивали лозунги и всякие душевные слова. В основном доминировали хвалебные возгласы кому-то и за что-то. Иногда доносились совсем непонятные едва слышимые заклинания: «а шоб ты сдох, трясун, мы тебе все горло сахаром набьем и в компот сунем, авось очухаесси…». Некоторые умывались сахаром, другие их беспристрастно облизывали. Какой-то старик, надрываясь под двумя мешками, радостно напевал:

Сирота я, сахарца,
Ты заместо мне отца

Несколько вагонов было хорошо видно. В них сидели засыпанные сахаром люди, пригибаясь все ниже и ниже. Когда вагон не хотел уходить, из песка вылезали какие-то спруты, ящеры и прочие монстры и утаскивали вагон вглубь. «Природа на службе прогресса, — возгласил парень в резиновых сапогах, — чтобы значит естественная гармония сливалась с культурной. Инженеры и зверюшек неразумных приспособили к делу!».

Хороший альбом, в общем, вышел у Gamardah Fungus. ПОТОП рекомендует послушать.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.